К основному контенту

Такие дела: Климу Моложавому из «Botanic project» дали 9 лет «строгача»



Завершился судебный процесс по делу вокалиста регги-группы «Botanic project» Клима Моложавого. Шесть заседаний понадобилось белорусской судебной машине, чтобы в очередной раз показать себя во всей красе и влепить музыканту 9 лет лишения свободы.

Клима задержали в конце июля этого года с довольно приличным весом – 40 грамм гашиша и около 17 грамм высушенной марихуаны. Однако изначально уголовное дело было возбуждено по 1 части 328 статьи УК РБ – хранение без цели сбыта. Если бы дело ушло в суд с такой квалификацией, то Клим отделался бы, скажем так, «лёгким испугом» (в сравнении с тем, чем всё закончилось в итоге). Наказание, предусмотренное этой частью, – или ограничение свободы на срок до пяти лет, или лишение свободы на срок от двух до пяти лет, то есть при благоприятном раскладе можно отхватить всего пару лет «химии».

Но Климу не повезло. Изначально возбуждённое по первой части, в суд дело ушло по третьей – хранение в крупном размере с целью сбыта. Самое же печальное, что «присевшие» по этой части получают не только огромный срок, но и не имеют никаких шансов на амнистию и условно-досрочное освобождение – отсидеть придётся от звонка до звонка.

Поклонники «Botanic project» и все сочувствующие группе уповали на  известность Клима и повышенный интерес к процессу со стороны общественности, надеясь, что решение суда будет более-менее адекватным. Однако, как мне кажется, «медаль» внимания в этом случае показала свою обратную сторону, и из процесса устроили показательную порку. Тем более, если учесть тот факт, что «всё обвинение построено из устных показаний единственного свидетеля, без малейшей доказательной базы, указывающей на распространение» (цитата с официальной странички «Botanic project»). А проще говоря – шито белыми нитками. 

В итоге Клим оказался в той же ситуации, что и актёр Купаловского театра Артём Бородич ранее в этом году. Дело в отношении последнего изначально также возбудили по первой части злополучной 328 статьи, однако судили актёра уже по второй (хранение с целью сбыта) и приговорили к 5 годам усиленного режима. Как и в случае с Климом, обвинение было построено на одних лишь догадках и предположениях. Суд посчитал, что найденных у Бородича весов, фасовочных пакетиков, самой марихуаны в том количестве и отсутствия у актёра наркотической зависимости достаточно для того, чтобы говорить о распространении.

Я не оправдываю ни Клима, ни Бородича. Они ребята взрослые и наверняка осознавали, в какой стране живут и что им может светить. Но проблема как раз и заключается в том, что в нашем с вами царстве-государстве у рядового потребителя той же марихуаны нет никаких надежд на справедливость правосудия. И если тебя «приняли», скажем, не с «кораблём», а со стаканом травы (а ведь многие из постоянно курящих берут оптом – банально потому, что так дешевле и выгоднее), то ты автоматом становишься распространителем. И для того, чтобы сделать из тебя барыгу, суду не нужно ни факта сбыта, ни каких-то других улик. Достаточно лишь того, что у тебя нашли относительно много!

Вот и получается, что 328 статья – одна из самых бесправных и безнадёжных в нашей стране. И у обвиняемых по ней нет надежды даже на один из основополагающих принципов судопроизводства – презумпцию невиновности. Ни следствию, ни обвинению, ни суду не нужны железобетонные улики и доказательства. Для них ты виновен по определению. А посему, ни о здравомыслии, ни о справедливости, увы, и речи быть не может…

Комментарии

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ НА DPONAIR.RU:

Неопубликованное интервью с Яцыной Павлом («Красная плесень»)

Страсти по «Агате Кристи», или Почему ностальгировать по группе лучше на концертах Вадима Самойлова

«Зарплата в 100 долларов меня не устраивала». Белорус предпочел «стабильности и процветанию» службу в Иностранном легионе. Его история

15 лет «Сектора газовой атаки» в моих интервью с лидером группы Сергеем Сектором