К основному контенту

15 лет «Сектора газовой атаки» в моих интервью с лидером группы Сергеем Сектором



Московская группа «Сектор газовой атаки» отпраздновала 15 день рождения. За последние же лет десять я неоднократно делал интервью с лидером коллектива Сергеем Сектором по тому либо иному значимому для группы поводу для изданий, с которыми сотрудничал. Часть этих материалов канула в Лету вместе с теми бумажными газетами и журналами, в которых была опубликована. Однако кое-что в личном архиве сохранилось.

По случаю юбилея «СГА» я решил собрать в одном посте наиболее интересные и важные отрывки из наших с Сергеем бесед.

В двух словах о себе («HOT-7», 2007):

Родился я 30 августа 1977 года. Окончил 9 классов, потом ПТУ по специальности электрик. Пару лет работал на заводе. 

О музыкальном образовании и возможности сыграть в составе «Сектора газа» («HOT-7», 2007):

Меня хватило на два месяца занятий по классу соло-гитары в рок-студии. Было это в 1994 году. Отзанимался, а потом – лето, деревня, девчонки… Продолжать не стал. Хотя однажды очень пожалел об этом.

В 2000 году Юра Хой как-то спросил, нет ли у меня знакомого гитариста для выступлений в Москве, чтобы ребят из Воронежа на московские концерты не дёргать. Ну представь моё состояние… Освой я тогда, в 94-м, гитару, мог бы в составе «Сектора газа» сыграть. Не в студии, конечно, но на сцену бы вышел.

На данный момент играю и пою без музыкального образования, но могу сказать, что оно совсем не помешало бы.



О том, как всё начиналось («HOT-7», 2007):

Задумки создать свою группу у меня возникли ещё в начале 90-х под влиянием «Сектора газа», который я впервые услышал 13-летним школьником. Но как это обычно бывает – чехарда с составом, то не может гитарист на репетицию прийти, то клавишник... И в итоге, после нескольких совместных попыток что-то наиграть, группа распалась.

В конце 90-х я вплотную занимался первым официальным фан-клубом «Сектора газа», а после 4 июня 2000 года всё поменялось. Жуткое опустошение, ощущение, что жизнь закончилась… Боль утраты разрывала изнутри.

Осенью немного оклемался. Началась работа над проектом «Ex-Сектор газа», где я стал директором. Параллельно писал совместный альбом с «Красной плесенью».

О совместном проекте с «Красной плесенью» – альбоме «Приключения Красной Шапочки» («HOT-7», 2007):

С Яцыной Павлом мы познакомились в августе 2000 года. Сидели в гостинице, пили пиво, всю ночь проболтали... А под утро я предложил Паше совместно что-нибудь забахать. Состояние было, сам понимаешь, отвратное. И спасибо, конечно, Паше за то, что он принял моё предложение.

Творческий процесс помог вернуться к жизни после утраты Юры. Я начал постепенно работать над текстом, пересылал Павлу наброски, задумки. Он со своей стороны присылал в ответ идеи и рифмы. Ударными темпами мы сделали «Красную Шапочку».

О рок-былине «Илья Муромец» («HOT-7», 2007):

На волне «Красной Шапочки» я сразу же сочинил «Илью Муромца» и планировал эту сказку для второго совместного альбома с «КП». Но только чтобы выдержана она была в «секторовском» ключе, так как «Красную Шапочку» сделали в духе «Плесени». Но в итоге «Илья Муромец» вышел под маркой «СГА» в 2006 году. Шесть лет ждал своего часа!

За шесть лет лежания на полке текст практически не претерпел изменений. А вот арии я переделал полностью, подогнав под смысл. Подумал, что просто пересказать сказку будет не интересно. Поэтому Илья Муромец в моей версии – это панк, который борется с засильем попсы.


Об уходе из «Ex-Сектора газа» («HOT-7», 2007):

В этом проекте меня не устраивали тексты Игоря и его человеческие качества.

Первый альбом мы отработали на полном воодушевлении. Да и песни, за исключением некоторых, были сносными. Второй же альбом (а точнее его первоначальная версия) нас с Татьяной не устраивал совсем. Естественно, на этом фоне начались разногласия, и в коллективе возник раскол.

Хотя, если быть более точным, раскол возник ещё раньше. Барабанщику Кущ говорил, что Кима и Фатееву мы пошлём, а работать будем с тобой. Мне он начал говорить то же самое, только посылать собирался барабанщика.

В общем, началась муть, которая положила начало концу группы в первоначальном составе. И если первый альбом мы писали с азартом, помогали друг другу, поддерживали, как могли, Игоря, который во время записи жил сначала у Тани, а потом и у меня дома, то работу над вторым альбомом закончили, практически не общаясь.

После выхода из контракта я позвонил Кущу, и мы с ним сказали друг другу последнее прощай.

О смене фамилии («HOT-7», 2007):

Смена фамилии не входила в мои планы. Просто у выпускающей студии возникли проблемы с релизом первого альбома «Памяти Юрия Хоя…», хотя весь тираж был уже напечатан. Это был вынужденный шаг. Но впоследствии я не испытал и не испытываю никакого дискомфорта по этому поводу, так как слово «сектор» для меня родное. Это слово – часть меня.


О сюжетах песен («HOT-7», 2007):

Несколько раз я видел сюжеты для своих песен на улице. Допустим, глядя на тусующихся у ларька с пивом людей. Оставалось только изложить всё в текстовом варианте.

Что-то беру из жизни знакомых и друзей. Вот, например, песня «Романтика» из альбома «Романтика с перцем» написана по реальной истории, которая произошла в жизни Володи Роша. Он долго мне рассказывал по телефону эту весёлую историю. А на следующий день я, как только проснулся, сразу начал писать новую песню.

О песнях на армейскую тематику («HOT-7», 2007):

Свободное время я проводил в деревне, которая находилась в Подмосковье, рядом с военной частью. Там, собственно, и почерпнул знания об армейской жизни изнутри. Даже на гауптвахте успел посидеть! Распивали как-то, не спеша, со знакомыми солдатами, а тут – майор дежурный. Нас всех, без разбора, до выяснения — на «губу». Весёлое было время… Но самому служить не пришлось.

О юбилейном альбоме «До первой крови» (2009):

Мне кажется, по звуку альбом схож с последними двумя – что-то в нём есть и от «Змеиного источника», и от «Территории свободы». Но, конечно, абсолютно идентичных альбомов быть не может, и наша десятая пластинка нова по-своему. Глобального же развития пока нет, но и требований таковых к этому альбому не ставилось. «До первой крови» – это закрепление нового этапа, который начался в 2007 году.

Я бы отметил песню «Фанат», которую посвятил своему другу и кумиру Юрию Клинских. Я вырос на «Секторе газа». Песни Хоя каждый день звучали в моём доме. Мы с пацанами таскали мафон и слушали в беседках первые альбомы «СГ», ходили по улицам и пели песни Юры кто как мог. Так что эта песня стоит особняком. Ещё бы отметил композиции «Дурная любовь» и «Семейная». Как мне кажется, это три хита альбома.

Особого значения тому, что пластинка будет юбилейной в нашей дискографии, я не придавал. Просто готовил материал к новому альбому, имея определённый костяк из мистических тем, сочинённых в последние годы. Отличительная же его черта – в оформлении – наличие буклета с текстами. Подобного не было со времён «Мата для вампира» (2003 год).



О проекте «Продюсерский центр «SGA STUDIO» (2009):

В 2006 году я выпустил альбом группы «Свои пацаны». Многие, кстати, думали, что это шансон, но это не так. Они играют в «секторовском» ключе. Есть безусловные хиты. И вообще, они нормальные ребята.

В остальном же лейбл не развивается. Я, конечно, готов рассматривать какие-то варианты с продюсированием, но на любительском уровне. Сейчас молодым дарованиям выпустить диск очень сложно, а порой и невозможно вообще. Вот они в интернете и пиарятся. Выхода другого нет. Хотя, конечно, что-то стоящее я готов показать дистрибьюторам для обсуждения выпуска. Может кому-то и повезёт.

Об альбоме «За туманом» (RUH.BY, 2015):

К такому альбому в плане качества звучания мы шли с самого начала. В нём, во-первых, все инструменты прописаны живьём — это вообще впервые. Потом — мастеринг в США — очень важный этап, где от грамотности инженеров зависит многое. Да и сам процесс записи и сведения был более грамотным и насыщенным. Всё сложилось в нужную мозаику.

В альбоме собраны песни разных лет, основная масса которых написана в 2004 году! Он разноплановый, в нём есть всё: и мистика, и лирика, и армия, и даже политика. Я хотел донести до своего слушателя живой альбом с отличным саундом. Ну и, конечно, показать жизнь с разных её сторон, к чему слушатели уже привыкли в нашем творчестве.

Решение отказаться от ненормативной лексики в новом альбоме стало осознанным в процессе, когда я понял, что мата в нём нет. И был рад этому. Хотелось сделать «чистый» альбом, в конце концов. Мат, возможно, и фишка, но я не хочу от него зависеть. В последнее время с матом пишется всё меньше и меньше.

Менять ничего бы не стал. Альбом сделан хорошо. Но, конечно, всегда можно лучше, и это нескончаемый процесс достижения «того, что нужно». Границ нет никаких.

О шумихе вокруг СГА в первые годы существования (RUH.BY, 2015):

Поначалу, конечно, был ажиотаж. И в тот момент не скажу, что я был в восторге от этого. Это довольно тяжело — быть под прессом. Я вообще не люблю лишнее внимание, оно меня напрягает. И сейчас мне комфортнее. Я рад, что нет шумихи и кипиша всякого — это всё пустое.



О каверах на «Сектор газа» (RUH.BY, 2015):

Ни разу не возникало мысли сделать кавер. И чем чаще я вижу, как из последних сил идёт соревнование, кто больше перепоёт, тем больше я уверен в своей позиции. Мы в этот ряд вставать не хотим и не будем.

А все разговоры о том, что Юру могут забыть, если его песни не петь и не играть на концертах — это в пользу слабого. А Юрка слабым не был. И говорить такое — умалять память о нём.

О том, как приучить людей платить за контент (RUH.BY, 2015):

Можно приобщить, если планомерно закрыть все точки доступа. Но я считаю, уже поздно. Не нужно было выпускать джина из бутылки — загнать его обратно нереально. Люди привыкли качать. Качают все, и я не исключение. Мы все превратились в потребителей халявы, мы привыкли к ней.

Но тем не менее какие-то шаги в этом направлении делаются. Появляются сервисы, продающие музыку и кино через интернет. Даже «СГА» как-то продаёт «Мистерия звука» в интернете. Но для меня это загадка: как продать то, что можно скачать бесплатно на соседнем сайте?

О жизни вне «СГА» (RUH.BY, 2015):

У меня есть любимая работа, которая меня просто спасать. Она для души, как бы странно это ни звучало. В творчестве я только трачу, а на этой работе получаю, оставаясь при этом абсолютно не обременённым, не имея никаких начальников, являясь вообще сам себе начальником, что для меня немаловажно.

А интересуюсь многим: кино, музыкальные новинки, спорт, фототехника… Да вообще в жизни мне интересно всё!



Комментарии

  1. Пиздёшь полнейший: В 2000 году Юра Хой как-то спросил, нет ли у меня знакомого гитариста для выступлений в Москве, чтобы ребят из Воронежа на московские концерты не дёргать. Ну представь моё состояние… Освой я тогда, в 94-м, гитару, мог бы в составе «Сектора газа» сыграть. Не в студии, конечно, но на сцену бы вышел.
    Всё было совсем не так и Юрий к Серёже не обращался. Юра искал музыканта для выступления на "Красной площади", но искать было поздно и вместо музыкантов на сцену с гитарами вышли два концертных директора Алексей Привалов и Константин Ляхов.

    ОтветитьУдалить

Отправить комментарий

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ НА DPONAIR.RU:

Неопубликованное интервью с Яцыной Павлом («Красная плесень»)

Страсти по «Агате Кристи», или Почему ностальгировать по группе лучше на концертах Вадима Самойлова

«Зарплата в 100 долларов меня не устраивала». Белорус предпочел «стабильности и процветанию» службу в Иностранном легионе. Его история

Кирилл Немоляев («Бони НЕМ»): «Музыка по жизни должна быть сайд-проектом». Отрывки из интервью 2010 года