К основному контенту

Пропасть растёт: о белорусских «тунеядцах» и тех, чьими руками их будут дожимать



Белорусское Министерство по налогам и сборам отчиталось о предварительных итогах введения так называемого «налога на тунеядства». Среди прочих положительных (по мнению чиновников) результатов называются «рост активности трудоспособного населения, устройства на работу», а также то, что «люди стали держаться за рабочие места» и «уменьшилась текучка кадров на определенных предприятиях».

Очевидно, что любым здравомыслящим человеком подобные заявления белорусских чиновников воспринимаются не иначе как бред больного шизофренией тяжёлой стадии. Но чиновники на то и чиновники — не могут же они признать всю бредовость принятия подобного закона на фоне ситуации с работой и заработками в стране. Да, уменьшилась текучка кадров, да, люди держатся за рабочие места. Но всем ведь понятно: происходит это оттого, что количество рабочих мест в стране уменьшается со скоростью пикирующего самолёта. И потерять работу на сегодняшний день – это не только остаться без средств к существованию, но и вдобавок стать должником государства – «социальным иждивенцем», говоря языком официальным. Вот и держится народец за любую работу. Даже за ту, уровень заработка на которой можно приравнять к «работе за еду». А таковой, как известно, на большинстве государственных предприятий.

Ну да оставим господ из МНС наедине с их объяснениями и итогами. Работа у них такая – рапортовать об успехах. Нет в этом чего-то необычного. Да и уверен, что мало кто вообще воспринимает их слова всерьёз. Куда больше огорчает, что простые по большому счёту люди, обыкновенные исполнители на местах, считают закон сей вполне себе справедливым и уже готовы по первой же команде обобрать «тунеядцев» до последнего.

Но обо всём по порядку…

Не так давно занесла меня нелёгкая в отдел принудительного исполнения наказаний — забыл оплатить какой-то давнишний штраф за нарушение ПДД, но соответствующие органы поспешили мне напомнить о нём да в эпистолярном жанре попросили о встрече. Судебным исполнителем, которому предстояло «выбить» из меня неоплаченный штраф, оказалась молодая особа женского пола — девушка вполне себе приветливая и общительная. Слово за слово, заговорили мы и о том самом злосчастном декрете №3 – как раз накануне в прессе появилась инфа, что налоговики начали рассылку писем счастья «социальным иждивенцам».      
И вот, пользуясь случаем, решил я полюбопытствовать у девушки в погонах, что же будет с теми «тунеядцами», которые не соизволят заплатить оброк. Не из принципа, а банально потому, что работы реально нет, а остатков сбережений еле-еле хватает на пожрать да заплатить квартплату. После вопроса моего приветливая доселе девушка переменилась в лице, посмотрела на меня как на тяжело больного человека и выпалила: «В смысле, что будет? Будем описывать имущество».

Понадеявшись на то, что девушка ещё молода и далеко не на всю голову судебный исполнитель, я поинтересовался, нормально ли это вообще, отбирать у человека нажитое трудом только потому, что в данный момент он не может найти работу. Вопрос этот стал финальной точкой нашего разговора, потому что после него я, видимо, в глазах данной особы перестал быть человеком адекватным. Правда, ответить она всё-таки соизволила. Как думаете что? «Надо было идти вагоны разгружать». Хотелось, было, мне, объяснить ей, что нынче в стране нет такого количества вагонов, сколько желающих их разгрузить. Но только какой толк в моих объяснениях?..

Собственно, к чему я это всё… Если и можно будет сказать хоть что-то хорошее о декрете № 3, так это то, что он стал своего рода лакмусовой бумажкой, показывающей «ху из ху». Как та молодая судебный исполнитель, казавшаяся на первый взгляд вполне себе адекватной девушкой. Всё, конечно, можно списать на профессиональную деформацию или ещё что-нибудь такое. Но правда в том, что пропасть между «прикорытными» (от высокопоставленных чиновников МНС до мелких судебных исполнителей) и обычными людьми растёт. И будет продолжать расти с каждым новым неадекватным законом.

Комментарии

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ НА DPONAIR.RU:

Неопубликованное интервью с Яцыной Павлом («Красная плесень»)

Страсти по «Агате Кристи», или Почему ностальгировать по группе лучше на концертах Вадима Самойлова

«Зарплата в 100 долларов меня не устраивала». Белорус предпочел «стабильности и процветанию» службу в Иностранном легионе. Его история

Кирилл Немоляев («Бони НЕМ»): «Музыка по жизни должна быть сайд-проектом». Отрывки из интервью 2010 года